Александр Петросян: «Интересно разрушать свои стереотипы»

Он очень известен в фотографической и медиасреде. Александр Петросян – автор, чьё мастерство виртуозно, а взгляд оригинален. Автор очень интересный, поскольку снимки его, как образцы большого искусства, отличаются смысловой многослойностью. И каждый из этих слоёв ориентирован на свою аудиторию, каждый вызывает свои эмоции. В совокупности же получается сложный эмоциональный микс, здорово будоражащий внутренний мир внимательного зрителя. Это что-то вроде смеха сквозь слёзы, но сложнее: Петросян способен в один снимок вместить и подлинную драму, и пародию на неё. Его работы столь же серьёзны, сколь и ироничны, а потому к ним, пожалуй, нет единого ключа. И спектр интерпретаций снимков получается длинным.

Александр всерьёз занимается фотографией с 2000 года. С 2008-го работает в издательском доме «Коммерсантъ». Снимает преимущественно репортажное и стрит-фото и преимущественно в Петербурге, где живёт уже много лет. Его фотографии публикуют ведущие журналы России и мира. Снимки его регулярно получают награды на престижных фотофорумах.

У Петросяна вышли уже 2 фотоальбома. Второй, увидевший свет в 2016 году, называется «Кунсткамера». Включенные в него снимки составили основу выставки, проходящей сейчас в фотогалерее «Криста». Автор прибыл на открытие и пообщался со зрителями. Однако поводом для приезда в Рыбинск было не только это событие: фотограф получил редакционное задание снять русскую глубинку. Прежде он этой темы почти не касался.

Фото Владимира Фролова

Александр, как получилось, что вы до сих пор не снимали провинцию?

Да, специально не снимал: как правило, маршруты мои пролегали в другой стороне. А если и удавалось, но по каким-то другим фотографическим поводам. Например, когда снимал заводы какие-то. Но понятное дело: когда снимаешь заводы, время для прогулок выделяется по остаточному принципу. Я всегда хотел поснимать провинцию: но ведь нужна какая-то оказия, какой-то удобный случай. Сам-то я человек ленивый, чтобы вот так взять и собраться. А вот тут как раз удачный случай представился, и я этому очень рад.

Это будет история?

Нет, я по своей природе не склонен делать фотоистории, хотя я  умею это делать. Но это немного не моё амплуа. Потому что исторически так сложилось, что я никогда не предпринимал серьёзных фотоисследований какого-то вопроса. Мне ближе позиция акына такого: что вижу, то пою. И потом, мне нравится вот этот винегрет, присутствующий в моей жизни как фотографа: сегодня здесь – завтра там, сегодня одно завтра другое. Я  могу лучше понять своё отношение к тем или иным вопросам жизни, используя фотоаппарат во всех ситуациях как некий щуп такой, которым ты тыкаешь и в реальности находишь отклик какой-то. Для меня смысл фотографирования именно в этом, а не в каком-то законченном повествовательном рассказе на какую-нибудь тему. Но, тем не менее, поскольку многие события, локации, ситуации повторяются, они со временем складываются не столько в фотоистории, сколько в фотоподборку, которую тоже каким-то образом можно назвать одной из разновидностей истории. Но это не классическая фотоистория, которая делается по традиционным правилам. Это скорее некий побочный эффект долголетнего творчества.

Фото Александра Петросяна

Ваши книга и выставка в НПО «Криста» носят одно название – «Кунсткамера». Очевидно, что имеется в виду не только Питер?

Не только. Питерских фотографий больше лишь потому, что я больше фактически снимаю Питер. Я себя поймал на мысли, что здесь, в Рыбинске, мне неинтересно делать то, что я нахожу предсказуемым. Я знаю, что можно снять и так, и этак, но когда заранее известен результат, теряется острота переживаний. Нет того самого эффекта, который тебя способен поразить. Поэтому ты и сознательно, и подсознательно ищешь что-нибудь, чтобы опровергнуть самого себя, свои взгляды. Интересно разрушать свои стереотипы.

Вы кадр чувствуете?

Вот ты снял, смотришь – вроде, что-то есть. Ко времени возвращения домой, эмоции, которые ты испытывал во время съемки, уже стираются. Трезво смотришь и видишь: да – да, нет – нет. И более того, когда пройдёт ещё некоторое время, фото отлежится, ты будешь способен ещё более адекватно его воспринимать. Поэтому никогда заранее не знаешь толком, получилось фото или нет. Конечно, бывают случаи, когда однозначно ясно: ну, это нечто из ряда вон, удалось, получилось. Но такое бывает редко.

Питер культовое место. Как вы в обилии образов, знаков, кодов, которые были созданы в Питере, находите себя и как от них отстраиваетесь?

Наверное, это некоторая гипербола. Я могу сказать, что и Тутаев – культовое место. Ведь все мои знакомые крупные фотографы съездили в Тутаев, потому что это символ русской провинции… В Питере, конечно, довлеет изначально некоторая мифологическая составляющая. Это город-миф, который формировали все поколения творческих людей. Конечно, это привносит некоторый стереотип видения, но тем интереснее его преодолевать, открывать какой-то новый, свой вектор.  

Играете ли вы с культурными смыслами?

Знаете, фотографы – великие манипуляторы. Особенно пресс-фотографы. Исходя из фокуса зрения редакции, который в том или ином материале предусмотрен, любое явление можно показать и с негативной стороны, и с позитивной. Причем если ты это делаешь умеючи, ты одним махом можешь и обрушить всё, и, наоборот, поднять. Поэтому главное все-таки в нашем деле – искренность.

Фото Александра Петросяна

 Одна из фотографий – дамы с театральным биноклем – привлекла особенно внимание местных журналистов. Как этот снимок появился?

– Это снимок 2007 года. Второй «Марш несогласных» в Питере. Одна из дамочек оказалась затёртой в омоновском оцеплении. Вероятно, она пыталась рассмотреть некоторые детали происходящего. Но меня поразила некая театральность этой ситуации. Вот это-то именно я и люблю в фотографии: наличие такого гротескного символа, а не просто констатацию факта…  

Знаете, с тех пор, как появилось телевидение, утилитарная роль фотографии закончилась. Мы скорее посмотрим картинку в интернете или по телевизору, нежели  фотографию в газете. Поэтому изменилась сущность фотографии. Она уже не должна быть сугубо информативной. Выживают только те фотографии, в которых есть какой-то образ, некое метасобщение, которое гораздо  больше того, что изображено на фотографии. В этом смысл. И притом самое главное – даже не то, какой смысл извлёк зритель из фотографии, а то послевкусие, которое у него будет в плане толкований рождённых по этому поводу мыслей.

Фото Александра Петросяна

–  На выставке есть свадебные снимки – вы снимаете свадьбы?

– Снимал одно время. У меня был достаточно специфический формат: я работал в свадебной конторе. Там не было борьбы за клиентов. Наоборот, выдавали 3 – 4 квитанции в день, и нужно было  3 – 4 свадьбы в день снять. Это очень нелегко. Потому что начинаешь в 8 утра, а заканчиваешь поздним вечером. У тебя все время разные люди, разные ситуации. И можно просто свихнуться и попасть в психушку с неврозом. Но  выход для себя я нашёл в том, что у меня работали 2 полушария мозга. Причем независимо друг от друга. Одна часть была натренирована так, чтобы угодить клиентам, а вторая, которая позволяла мне выжить, смотрела на это все, как на некоторое театральное действо.  И это здорово мне скрашивало рабочие будни. Я воспринимал это как ежедневную серию театрального события. А поскольку количество историй и приключений зашкаливало, это долгое время было нескучно.

Фото Александра Петросяна

–  Снимать прохожих на улице сложно. У вас это получается и необычно, и очень мастерски. Что для вас в решении этой задачи главное?

–  У нормального фотографа должна быть заповедь, как у врача: не навреди. То есть ты своими фотографиями не должен навредить человеку. По крайней мере, ты должен к этому стремиться…

Посмотреть выставку Александра Петросяна «Кунсткамера» в фотогалерее «Криста» можно до 24 сентября.

Адрес: Рыбинск, ул. 1-я Выборгская, 50 (территория НПО «Криста»).

Вход свободный.